Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница

павильоном, дышал утренним воздухом и вдруг услыхал странный треск. Стоящий

на часах гвардеец сказал, что этот треск раздается уже часа два, если не

более. Да вы слушаете ли меня?

-- Ужас какой,-- раздался шепот великого князя, губы его дро-жали,

взгляд странно косил.

-- Вы бросили меня одну, сударь!-- с раздражением крикнула ему

Екатерина. В голосе ее против воли прозвучали истерические нотки.-- Бросили,

бросили,-- повторяла она, как заведенная.

-- Полно кричать! У вас нашелся спаситель,-- отмахнулся вели-кий князь

и, стараясь четко выговаривать слова, обратился к Чоглакову деловым тоном:--

Известна причина разрушения?

-- Выясняем... Но скорее всего -- глупость людская. Управляю-щий,

каналья, поддерживающие столбы в сенях вышиб, вот плиты и Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница поползли в разные

стороны, как жуки.

Как оказалось впоследствии, предположения Чоглакова вполне

потвердились. Катальный павильон строили осенью в большой по-спешности. Его

установили на возвышенном месте, в основание по-ложили известковые плиты, а

для укрепления всей конструкции архитектор поставил в прихожей восемь

столбов, категорически за-претив убирать их без его разрешения. Конечно,

стоящие торчком плохо оструганные сосновые столбы портили вид, и, узнав об

имени-тых гостях, управляющий распорядился срубить их.

Всего этого Екатерина не могла знать, из слов Чоглакова она поняла

только, что накануне были вынуты балки, и усмотрела в этом не глупость, а

преднамеренность.

-- Их нарочно убрали, эти столбы?-- крикнула она громко.-- Нарочно Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница?

Все страшные события этого утра прошли перед ее глазами уже в новом

освещении. Из дома вынесли кричащую фрейлину Кошину, у нее была разбита

голова, на белой ночной рубашке кровь выгля-дела особенно яркой. Кто-то

кричал: "Зовите лекаря!" Ему отвечали:

"Вначале священника! Лекаря потом!" Такая же участь могла ждать и

Екатерину.

-- Успокойтесь же! Что вы говорите?-- Страх прогнал обычную

инфантильность великого князя, и он угадал скрытый смысл слов жены.

-- Кто приказал убрать эти столбы?-- давясь слезами повторяла

Екатерина, с ней началась истерика.

Чоглакова попыталась поднести к ее носу нашатырь, но Екатери-на билась

в руках, отворачивала лицо и кричала. Пришлось поз-вать лекаря. Он

немедленно пустил кровь, и Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница она затихла.

Когда Екатерину на носилках понесли к большому дому, она оч-нулась,

открыла глаза. Павильон стоял целехонький, даже стекла в некоторых окнах

были целы. Он только сполз с холма и застыл, как новоявленная падающая

башня. Екатерина поискала глазами Белова, но его нигде не было.

В большом доме события меж тем развивались так. Граф Разумовский, как и

подобает хозяину, узнал о разрушении павильона в числе первых. Реакция его

была неожиданной, в слезах он схватился за пистолет и бросился в свой

кабинет с намерением лишить себя жизни. Кутерьма учинилась страшная.

Пистолет у него отняли, но помешать напиться допьяну не посмели. В полном

одиночестве он проплакал до Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница обеда, а как только государыня пробудилась,

бро-сился к ней в ноги. Растерзанный вид его мог вызвать только жалость, он



был немедленно прощен.

Обед прошел в очень теплой обстановке. Екатерина и великий князь пришли

в себя настолько, что могли украсить своим присутст-вием общество.

Избавление наследника и супруги его от нечаянной гибели придало гостям

особенно торжественное настроение. При громе пушек плачущий Разумовский

провозгласил тост за погибель хозяина дома и за благоденствие императорской

фамилии. Государы-ня тоже расплакалась от умиления. Гости бросились было

по-здравлять великих князя и княгиню, но, не встретив поддержки со стороны

Елизаветы, как-то стушевались, стихли. И опять пошли здравицы в честь

императрицы.

Только вечером Екатерина Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница предстала наконец перед государыней. По

каким-то зыбким признакам Екатерина чувствовала, что ею не-довольны. Может

быть, виной тому был длительный разговор Елиза-веты с Бестужевым, который и

на празднике достал государыню со своими делами. Но думать об этом не

хотелось. Она была как в тума-не, ей даже казалось, что она хуже обычного

слышит. Екатерина решила, что как бы ни пошел разговор, жаловаться она не

будет. Главное -- назвать фамилию спасителя. Молодой Белов спас не толь-ко

ее, но всех, находящихся в павильоне. Он заслуживает большой награды.

Елизавета приняла Екатерину в розовой гостиной, полулежа на розовом

канапе. После обеда и государственных дел она успела Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница сменить парадное платье

на домашний шлафрок и мягкие туфли. При появлении великой княгини она

отослала всех, Ягужинской среди свиты не было.

-- Ну?-- Елизавета села, некрасиво расставив ноги, и изучающе

посмотрела на Екатерину.

Та сделала шаг вперед, словно намеревалась броситься на колени, но

потом раздумала. Ушибленный бок болел нестерпимо, и кроме то-го, ей не в чем

каяться. Екатерина только склонилась в низком поклоне и, не поднимая головы,

тоном умоляющим, но твердым, высказала свою просьбу. Она нравилась себе в

этот момент -- не роптала, не скулила, никаких этих женских соплей, а только

скромно молила о награде спасителю. Екатерина ожидала, что государыня тут же

согласится, скажет что-нибудь вроде, да Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница, да, конечно, каков герой мой

гвардеец, и прочее. Но Елизавета молчала, неодобри-тельно поджав губы. Потом

спросила быстро:

-- Вы очень испугались?

-- О, да, ваше величество. Это было ужасно!

-- Ас чего вы так сильно испугались? Я видела катальный павильон. Он

почти совсем не пострадал. Стоило устраивать истери-ку!

-- Но ведь столько человек погибло!-- в голосе Екатерины про-звучал

упрек, она явно корила Елизавету за несправедливость.-- Мне говорили,

шестнадцать человек было в подвале, их раздавило фундаментом. Не случись

поручику Белову быть подле павильона в тот роковой час, убитых было бы

гораздо больше.

-- А что он там делал поутру, этот Белов?--перебила ее Елиза-вета

резко, и Екатерина увидела, какие у нее Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница стали непримири-мые, злые, почти

свинцового цвета глаза.

-- Не знаю... гулял,-- опешила Екатерина.

-- Стоит вам где-нибудь появиться, сударыня, как подле вас сразу

начинают гулять непонятные молодые люди. О чем вы с женой его шептались? Я

говорю о Ягужинской.

"Так она жена его? Значит, утром у павильона он появился не случайно.

Он искал встречи со мной. Зачем?"-- Все эти мысли про-неслись в голове

Екатерины со скоростью вздоха, но лицо ее против воли изменило выражение,

приняв озабоченный и виноватый вид.

-- За что вы меня обижаете?--прошептала она, навернувшиеся слезы

размыли розовое канапе и злое лицо Елизаветы.

-- "Меня хотят убить!" Это ты на Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница лугу кричала?

-- Я не кричала.-- Екатерина словно опомнилась, даже слезы разом

высохли.

-- А я знаю, что кричала! Что, мол, у нас все подстроено! Это кто же,

по-вашему, подстроил? Алексей Григорьевич? Иль я сама приказала павильон на

твою голову рушить?

-- Я не понимаю... Я ничего подобного...

-- Дура! Сама перетрусила и Петру Федоровичу это в голову вби-ла. Он бы

без тебя до такого не додумался. Теперь Брейтлах растрезвонит по всей

Европе, что Елизавета наследника жизни хотела лишить! Неблагодарная

девчонка!-- Елизавета уже давно стояла вплотную перед Екатериной, с

ненавистью глядя ей в глаза.-- Выдворить бы тебя вслед за матерью в Цербст,

да скандала потом не оберешься. Вон Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница с глаз моих! Чтоб через час тебя не было

в Гостилицах.

Именно через час, не раньше и не позднее, от усадьбы Разумовского в

направлении Царского Села отправилась скромная карета. В ней сидели

Екатерина, Петр Федорович и Чоглакова. Сам Чоглаков ехал следом верхом.

Далее следовала охрана, более напоминаю-щая конвой. Екатерина плакала, и не

столько жалко ей было так и не обретенной свободы, сколько угнетала душу

несправедливость. Петр неотрывно смотрел в окно, вид у него был одновременно

сму-щенный и надменный.

Поручик Александр Белов не получил никакой награды за свои старания, но

должен был Бога благодарить, что не услышал никаких нареканий. Ему даже

позволили увезти в Петербург жену Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница, которую Елизавета, ничего ей не объясняя

и не тратя себя на гнев, отлучила от своей особы, запретив ей появляться при

дворе.

-- Видно, и сегодня не приедет,-- сказал себе Алексей, поглядев на часы

в Сашиной библиотеке: они показывали половину двенад-цатого.

Он подумал, что надо немедленно бежать домой, а то нареканий от Софьи

не оберешься, однако руки его продолжали деловито ша-рить по книжной полке.

Что он раньше сюда не заглянул? Библиоте-ка в доме была изрядной, но книг по

навигации не было, все больше по истории греческой и римской, по праву и

наукам юридическим. А вот и новые, недавно купленные в академической лавке:

"Марк Аврелий Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница", цена один рубль, "Похождения Телемака, сына Улисова"--

полтора. Однако Сашка мот, денег на книги не жалеет, только когда он их

читает, интересно, если всегда занят.

А это что за старый фолиант? Батюшки-светы, да это же атлас!

Алеша с волнением открыл старую книгу: карты побережья Бал-тийского

моря, изданные в типографии Тессинга в Амстердаме. Ти-пографию эту основал

государь Петр в конце прошлого века во время поездки своей в Голландию.

Откуда у Сашки эта дивная книга? Не иначе как прокурор Ягужинский в свое

время купил ее за какой-то надобностью, скорее всего, чтобы государю

угодить.

В этот момент дверь в библиотеку отворилась Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница и в нее просуну-лась голова

лакея:

-- Барин, там внизу неведомо чей слуга бранится, требует Алек-сандра

Федоровича. Я ему говорю -- нету их дома, а он не верит и записку сует. Я

подумал и взял -- может, что-нибудь срочное?

-- Давай сюда записку.

Листок был сложен пополам, слова нацарапаны вкривь и вкось, подписи не

было, но текст заслуживал внимания: "Я жду вас в карете для важного

разговора. Записку уничтожьте".

Алеша с сожалением посмотрел на атлас: как бы славно сейчас над картами

посидеть. Если бы не этот постскриптум об уничтоже-нии записки, он бы так и

сделал. Пусть Сашка сам по возвраще-нии разговаривает важно с кем ему

заблагорассудится Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница. Но в припис-ке угадывалась тайна, и он не имел права

отмахнуться от нее в по-добной ситуации: Никита под арестом, Сашка

неизвестно где... Алеша сунул записку в атлас как закладку, водрузил книгу

на место и поспешил вниз.

"Неведомо чей слуга" был стар, вернее сказать, дряхл, но одет чисто,

даже с некоторым шиком, словно донашивал старые вещи хозяина,

-- Кто ждет меня в карете?

-- Соблаговолите следовать за мной,--церемонно сказал слуга, распахивая

дверь на улицу. Алексею ничего не оставалось, как последовать за ним. И

странно, мысль о западне или ловушке даже не пришла ему в голову, он только

подумал: надо бы после разго-вора попросить хозяина Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница кареты, чтоб подвез его

домой, а то Софья совсем с ума сойдет.

Никакой кареты возле подъезда не было, однако слуга проворно заковылял

в сторону собора Святого Исаакия, время от времени он останавливался и манил

Алешу за собой. Карета обнаружилась за кустами в тени деревьев. Как только

они приблизились к ней, слуга залез на козлы, видно, он исполнял обязанности

кучера. Дверца распахнулась вдруг, и из темноты раздался насмешливый высокий

голос:

-- Прошу вас, сударь. Невидимая рука выбросила подножку.

-- Куда вы меня везете и с кем имею честь?--спросил Алеша, совершенно

забыв, что в карете ждут не его. а Белова, и не мешало бы об этом

предупредить.

-- Мы сделаем кружок и вернемся на Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница старое место. Не надо тру-сить,

молодой человек!--со смехом сказал невидимка.

-- Однако...-- с негодованием прошептал Алеша и залез в карету. На него

пахнуло запахом винного перегара и какой-то пряной, чесночно-перечной

закуски. Если на улице был полумрак, то в карете за зашторенными окнами

стояла полная темнота. Лица мужчины не было видно, но, судя по голосу, он

был молод, только пьян по-рядком.

-- Хорошо, поехали. Я вас слушаю.

-- Ух ты...-- с удивлением произнес мужчина.-- Это кто же сюда явился?

Я жаждал Александра Белова.

Алеша резко отодвинулся, желая повернуться к собеседнику лицом, однако

тот, видимо, иначе истолковал этот жест, потому что цепко схватил Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница его за

руку и крикнул угрожающе: "Сидеть!"

Карета меж тем неторопливо тронулась. Мужчина распахнул дверцу и

крикнул слуге:

-- Подай фонарь!

-- Оставьте меня, сударь. Я не собираюсь бежать.-- Алеша с трудом

выдернул руку и стал растирать запястье. Мерзавец пьяный, как клещами сжал.

Незнакомец не сказал еще ни слова о деле, а уже очень ему не понравился.

Слуга на ходу передал горящий фонарь, внутренность кареты осветилась, и

двое сидящих в ней с любопытством уставились друг на друга.

При первом взгляде Алеша не увидел в лице незнакомца ничего

неприятного, оно было даже, пожалуй, красиво, но при внимательном изучении

поражало несоответствие между узкими, недобрыми глаза-ми -- в Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница них были и

сила, и власть -- и капризным ртом над малень-ким круглым подбородком.

Мужчина вдруг рассмеялся, показывая длинные белые зубы.

-- Я вас знаю. Вы с Беловым всегда в одной упряжке. Вас зовут?..

-- Алексей Корсак к вашим услугам.

-- О, ваши услуги мне не нужны. Я сам готов оказать... по мере сил. А

вы меня не знаете? И не догадываетесь, кто я? Неужели ваш друг Белов никогда

не рассказывал вам о графе Антоне Бесту-жеве?

-- Так это вы?-- воскликнул Алеша потрясение и подумал: "Ну и влип!"

Алеша не мог узнать сына всесильного канцлера, потому что ни-когда его

не видел, но о скандальной дуэли и Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница дурной славе этого человека был наслышан.

Довольный произведенным эффектом, граф поставил фонарь, по-шарил под

ногами, ища шляпу, нашел. Когда он двумя руками нахло-бучил шляпу на голову,

Алеша решил, что с ним прощаются, видно, важному разговору не суждено было

состояться, однако головной убор нужен был графу только для того, чтобы

снять его светским жестом и дурашливо представиться.

-- Если Белов говорил обо мне что-нибудь эдакое,-- он неопре-деленно

повертел пальцами,-- не верьте. Мы приятели, а меж прияте-лями чего не

случается... Особенно если один из них горд не в меру. Последнее я не о себе

говорю.-- Он подмигнул, захохотал и вытащил из кармана Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница плоскую металлическую

фляжку, богато украшенную камнями.

Отхлебнув значительную порцию вина, он долго полоскал им горло, потом,

поперхнувшись, выпил и наконец протяжно и чрезвы-чайно противно икнул. Алеша

не столько брезгливо, сколько удивлен-но наблюдал все эти манипуляции.

Нельзя было понять, всегда ли граф ведет себя так, словно другие суть

неодушевленные предметы и при них можно ковырять в носу, плеваться и

издавать непотреб-ные звуки, или просто Бестужев его дразнит, испытывает

терпение.

-- Теперь объясните,-- очень вежливо сказал граф,-- почему вы почтили

меня своим присутствием вместо Белова. Он сам вас по-слал?

-- Ни в коем случае, ваше сиятельство. Белов в отъезде, и слуга по

ошибке вручил мне вашу записку. А Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница теперь разрешите откла-няться...

-- Нет, нет, не уходите. Может, оно и к лучшему, что здесь именно вы, а

не Белов. Он горяч. В отъезде, говорите?-- Граф опять подмигнул.--

Затосковал по жене? Говорят, он с ней хлебнул беды. И еще хлебнет. Не женись

на красавице, бери себе скромную.-- Он вздохнул горестно.-- Как куропатку.

-- Вряд ли вы меня удержите здесь из-за разговора о его жене...

-- Не нужно сердиться, сударь Алеша. Вы не понимаете шу-ток. Просто я

не знаю, как перейти к главному. Предупреждаю, наш разговор должен остаться

для всех тайной. В противном случае вы навлечете на меня, да и на себя Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница,

бо-ольшие неприятности. Только Белов и вы достойны знать, что...-- Он

отвалился на подуш-ки.-- Нет, при такой езде невозможно разговаривать: Гони,

черт тебя возьми!-- крикнул он кучеру, высовываясь из кареты.-- Что они у

тебя на ходу спят? Не кони, одры!

Лошади побежали быстрее. Карета запрыгала по ухабам адмирал-тейского

луга. Граф Антон опять достал флягу, вино, булькая, поли-лось в глотку.

Обнажившаяся шея графа была нежной, белой, а ка-дык маленьким, как горошина.

Он спрятал бутылку, отер ладонью рот и сказал значительно:

-- Мне стало известно, где прячут вашего пропавшего друга.

-- Оленева?-- воскликнул Алеша, стремительно подавшись впе-ред и

невольно стукнувшись о колени своего Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница собеседника. Тело Бестужева мягко

подалось назад, словно фигура его была из ваты.

-- Не надо фамилий. Мы отлично понимаем друг друга, этого достаточно.

Он содержится на нашей старой мызе, что на Каменном Носу. Я наведался туда

случайно по своим делам. Папенька превратил мызу в крепость.-- Граф умолк,

бессильно покачиваясь в такт езде.

Алеша слушал не дыша, боясь пошелохнуться. Последняя порция вина не

подбодрила графа, наоборот, речь его замедлилась, он все время как-то

странно вздыхал, словно ему не хватало воздуха. Страшно было, что он вдруг

раздумает говорить из-за пьяного каприза или просто уснет на полуслове.

-- Где это -- Каменный Нос?

-- Каменный Нос на Каменном мысу Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница, а тот в свою очередь на Каменном

острову,-- проговорил граф скороговоркой.-- Ясно?

-- Ясно,-- тупо кивнул Алеша.

Бестужев искоса посмотрел на него, словно проверяя: верит-- не верит.

-- Это Малый Каменный остров, тот, что в устье Екатерингофки. Там со

стороны моря бухточка небольшая, в ней мыза и сто-ит. Попасть туда можно

только со стороны моря. Дощатая пристань и сразу забор. Папенька обожает

заборы! Забор высоченный, в нем калитка, но она охраняется. И не вздумайте

идти к мызе со стороны луга! На вышке, это бывший маяк, всегда кто-нибудь

торчит... из стражи.

-- Вы видели нашего друга?

-- Не перебивайте меня!-- резко одернул его граф и опять на-чал

рассказывать про Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница мызу, окрестности ее, вспомнил кучу мело-чей, где какой

двор, да какие покои, и в каком из них содержат арестованного. Говорил он

медленно, веско, и нельзя было понять, отговаривает ли он от сложного

предприятия или дает совет, как лучше его осуществить. Кончил он на

неожиданно веселой ноте:

-- Я бы вам все нарисовал, да позабыл прихватить письменные

принадлежности.

-- Но как вы узнали, что там содержится именно наш друг?

-- А это вас не касается. Это моя мыза, моя1 И остров мой! А он

запрещает мне туда ездить... еще грозится!

Алеша понял, что граф говорит об отце -- канцлере Бестужеве.

-- Арестованного сторожит наш глухой Харитон. Помимо него Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница есть караул,

и серьезный.--Он вздохнул, словно скука его сморила.-- Когда четыре

человека, а когда шесть.,. Каждый вторник в десять вечера они меняются. В

субботу у них баня. Запиши.

-- Куда записать-то?

-- В головку! В головку запиши!-- Граф постучал себя по лбу.

-- Насколько я вас понял, ваше сиятельство,--Алеша старался говорить

убедительно, неторопливо,-- вы советуете нам напасть на мызу именно в

субботу? То есть послезавтра?

-- Ничего я вам не советую, но торопитесь, потому что Оленева вашего не

сегодня завтра переводят в крепость.--Граф открыл двер-цу, вдохнул свежего

воздуха и крикнул кучеру:-- Назад!

После этого он откинулся на подушки, отодвинул шторку на окне и, словно

забыв о своем Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница спутнике, принялся внимательно сле-дить за пробегающим мимо

городом. Однако далеко они заехали... Вдоль дороги тянутся постройки

казенного вида: склады, провиант-ские магазины, всюду пусто, обыватель мирно

спал. За каретой увязалась собака и долго, молча, не лая, бежала вдоль

дороги, словно не собака вовсе, а волк. На Адмиралтейской набережной у

почтового двора Алеша попросил графа остановить карету. Тот рав-нодушно, не

задавая вопросов, исполнил его просьбу.

Алеша спрыгнул на землю, вежливо попрощался. В ответ не раз-далось ни

звука, но когда Алеша уже направился к мосту, граф вдруг резко его окрикнул:

-- Как тебя там... Корсак... вернись! Алеша пожал плечами, неторопливо

подошел к карете, не оби-жаться же на Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница этого пьяного индюка!

-- Белов спрашивать будет, зачем я все это рассказал, какая, мол,

выгода?-- От пьяного благодушия графа Антона не осталось и следа, голос был

злой, резкий.-- Дак скажи ему -- чтоб папеньке досадить. Белов поймет.

Трогай!-- крикнул он кучеру.

"Ну и новость!--взволнованно думал Алеша, вышагивая по на-правлению к

дому.-- Всем новостям новость! Это надобно обсудить, обмозговать. Сашка,

возвращайся же наконец! Что ты там делаешь, в Петергофе -- службу несешь или

на пирах гуляешь? Дело-то не терпит!"

При всей важности услышанного в разговоре с Бестужевым за-стряла в

сознании заноза, а вернее сказать, осела какая-то муть, словно плеснули туда

тухлой бурдой Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница. Последние слова графа просто оскорбительны! Что значит --

"Белов поймет"? Почему это Белов должен понять такую гнусность, как

предательство отца?

-- Стоп, Корсак,-- сказал себе Алеша.-- Не туда гребешь. Нам до

отношений канцлера Бестужева со своим сынком дела нет. Нам надо продумывать

детали побега. А вдруг все это вранье? С чего бы графу Бестужеву говорить

нам правду?

Знай Алеша, какой разговор предварил свидание их в карете, ему легче

было бы понять, какой бурдой плеснули в его незамут-ненную душу.

Пили, и много, до полного затмения рассудка, вернее, граф Ан-тон пил, а

дружок его Яков только играл в пьяного и все советы давал, как из жены

Авдотьи Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница или отца деньги выкачать, и еще дразнил, подначивал.

-- Дался тебе этот Белов! Что ты о нем забыть не можешь?

-- Но ведь это он нашел труп во дворце?

-- Гольденберг мертв, забудь о нем.

-- Я уж забыл. Я не о Гольденберге толкую, а о Белове. Этот каналья

сделал меня посмешищем всего Петербурга.

-- Ты сам себя сделал,-- бубнил Бурин.-- Пить надо меньше!

-- Ты в этом не понимаешь ничего, а потому помолчи. Когда дуэль была, я

ж на ногах не стоял. Как можно стрелять в бесчув-ственного человека?

-- Так он и стрелял в воздух. Зачем ты руку-то вскинул? Пулю словить?

-- Нет, ты меня послушай Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница,-- жарко задышал граф Антон в ухо

собутыльнику.--Сейчас Белов сам словит пулю. Ты послушай... Стр-ит мне

только ему сказать, что на нашей мызе томится князь Оленев... Это же капкан!

-- Не такой Белов дурак, чтобы поверить тебе на слово.

-- А спорим, поверит! Бьюсь об заклад, не только поверит, но и

нападение на мызу организует. А я папеньку-то и предупрежу... И угодит он,

милок, под пулю или в крепость.

Бурин мрачно и недоверчиво смотрел на графа Антона, а тот вдруг скривил

капризно губы и добавил:

- А может, и не предупрежу...

Саша не вернулся из Петергофа и на следующий день, в пятницу. Наступила

суббота Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница, которая, по сообщению молодого Бестужева, бы-ла на Каменном Носу

банной, и Алеша на свой страх и риск решил действовать самостоятельно. О

нападении на мызу, разумеется, не могло быть и речи, к подобному предприятию

следует готовиться долго и тщательно. Алеша думал только о рекогносцировке,

ознаком-лении с местностью. И вообще необходимо убедиться, стоит ли на

Каменном острову мыза и что она из себя представляет.

Граф Антон говорил, что вокруг болото, забор неприступен, а на старом

маяке всегда кто-то торчит для наблюдения за местностью. Последнее было

особо нежелательным, в начале июня и в полночь светло, как днем. Оставалось

надеяться на дождь. При пасмурной погоде ночью если Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница не темно, то уж сумраком

это время суток опре-деленно можно назвать, а в сумерки все собаки серы. Но

ничто, как на грех, не предвещало дождя.

А почему, собственно, ночью он должен наведаться на Каменный Нос?

Почему не днем? Он любитель охоты, без рябчиков и куропаток жить не может.

Кто сказал, что на Каменном острове нельзя охотиться? Запрещающей таблички

там наверняка нет- Если пойма-ют, скажет, что заблудился в островах. В

крайнем случае -- поко-лотят. Но лучше до этого крайнего не доводить, дворня

Бестужева знает о своей полной безнаказанности и так может отделать

чело-века, что и не встанешь после побоев. Но, помнится, граф Антон не про

дворню толковал Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница, а про военный караул. Это еще хуже...

В конце концов Алеша остановился на следующем варианте: он берет с

собой Адриана, и они плывут на Каменный Нос вечером к предполагаемому

банному времени, на всякий случай возьмут с со-бой не только ружье, но и

пистолеты, а там видно будет. Такой у него был стратегический план.

Осталось только заморочить голову Софье, чтобы у нее не было никаких

подозрений по поводу этой поездки. Намедни, когда Алеша явился домой в три

часа ночи, Софья лежала в уголке супружеской кровати, в изголовье горела

свеча. При появлении мужа она не повер-нула к нему лицо, не сказала ни

слова, а только дунула Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница на свечу и затаилась в темноте.

По дороге домой он твердо решил, что не будет рассказывать Софье о

встрече с молодым Бестужевым, дабы не волновать попусту. Но здесь все его

благие намерения разом соскочили с оси.

-- Софья, я знаю, где прячут Никиту,--сказал он в темноту.

Она сразу села, и Алеша почувствовал ее горячее дыхание у своей щеки.

Они проговорили до утра. Однако он рассказал ей о беседе в карете, как бы

пропуская все через сито, когда незна-чительные подробности проваливаются

без препятствий, а главное -- о карауле и предполагаемом нападении на мызу

-- застревает, остава-ясь тайной.

Ружье и пистолеты были вынесены из дому Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница с подобающими

предосторожностями, а Софье было сообщено, что его с Адрианом сроч-но

вызвали в Адмиралтейскую коллегию и что вернутся они поздно.

Алеша предпочел взять самую плохонькую лодчонку, дабы не при-влекать к

себе внимания. Итак, по фонтанной речке до устья, у Екатерингофского дворца

свернуть на речку Екатерингофку, а за-тем протокой добраться до восточного

берега Каменного острова. И Екатерингоф, и крохотный Овечий островок, на

котором стоял Подзорный дворец, и Гутуев остров Алеша помнил еще с того

вре-мени, когда в первый свой приезд в Петербург прошел весь город пешком в

поисках моря. За пять лет Екатерингофский дворец отреставрировали, но

Елизавета не любила в нем жить, и Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница Алеша надеял-ся, что места эти и по сию

пору безлюдны.

Фонтанку преодолели быстро, по городу плыть одно удовольствие, ныряй

себе под мосты да посматривай по сторонам развлекаясь. На повороте в

Екатерингофку поднялся вдруг ветер, нешуточная волна стала бить в борт.

Ориентироваться в протоках было трудно. Кустарный остров вполне

оправдал свое название, он весь зарос ивняком, ольхой и кру-шиной. В

отдалении чернели лачуги рыбаков, висели сети, развешен-ные для просушки,


documentaejdnhp.html
documentaejdurx.html
documentaejeccf.html
documentaejejmn.html
documentaejeqwv.html
Документ Нина Соротокина. Свидание с Петербургом 17 страница