Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО

Т

акого у нас, пожалуй, еще не было, — сказал худой долговязый Дима.

— А прошлым летом? — напомнила Маша про призрак, который явился им из старой стены.

— Там хоть условия подходящие были, — отозвался Петька. — Призракам вроде сам Бог велел появляться в развалинах старых имений, а тут...

— И все равно мистика, — тихо проговорила Маша.

Трое ребят немного отстали от капитана Шмелькова. Тот, продолжая рыскать лучом фонарика по сторонам, двинулся по глубокому снегу вдоль изгороди.

— Пошли, — сделал шаг вперед Дима.

— Не торопись, — отозвался Петька. — Мне надо, пока он не видит, замерить след. Только вот ничего подходящего нету, — обшарил он один за другим карманы джинсов и Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО теплой куртки.

— А это что? — показала Маша на шнурок, который был продет внизу Петькиной куртки.

— Молодец, — улыбнулся тот. — Растешь над собой.

Мигом развязав узлы, он вытянул длинный шнурок из куртки и нагнулся над следом. Маша и Дима тоже нагнулись.

— Помоги, — повернулся Петька к Маше.

— А что надо делать? — не поняла та.

— Придерживать вот тут, — выбрав самый отчетливый отпечаток ноги преступника, Петька натянул шнурок.

— Все, отпускай, — скомандовал он Маше. Поднявшись с земли, он завязал на шнурке узел.

— Теперь дома останется только сантиметром смерить, — удовлетворенно произнес он.

Диме что-то показалось странным. Он поглядел туда, где по идее должен был находиться капитан Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО Шмельков. Луна по-прежнему ярко светила. Следы на снегу виднелись очень отчетливо. Вот след преступника, а вот — капитана. Видно было, что он двигался вдоль забора. Затем след Алексея Борисовича обрывался столь же внезапно, как и следы преступника. Только в другом месте.

— Вот черт! — дрогнул голос у Димы.

— Ты что? — как раз к этому времени запихнул шнурок в карман куртки Петька.

— Чего, чего, — пристально вглядывался в даль Дима. — Шмельков пропал.

— Как? — хором воскликнули Петька и Маша.

— Очень просто, — ответил Дима. — Его нигде нет.

— Может, он к дому пошел? — предположила сестра.

— Ну, если только по воздуху, — двинулся вдоль забора Дима Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО. — Видите, где его следы кончаются.

Луна вдруг исчезла за тучей. Повалил густой снег. Стало совсем темно.

— Что-то мне это совсем не нравится, — зябко поежился Петька.

— Хорошенький Новый год, — проворчал Дима. — Сперва ограбление, а теперь Шмельков...

— Слышите? — застыла на месте Маша.

—— Что это? — пробормотал Петька. Где-то недалеко раздавался треск.

— Кабан? — вздрогнул Дима. — Их, говорят, сейчас в Подмосковье много.

— Помогите! — послышался жалобный |возглас.

— Вот тебе и кабан! — сказал Петька.

Они побежали на голос. Возле забора со дна глубокой ямы, шурша пожухлыми листьями, пытался выбраться капитан Шмельков.

— Держитесь, Алексей Борисович! Мы I сейчас! — бодро крикнули дети.

Минуту спустя они помогли капитану Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО выбраться.

Вид у Алексея Борисовича был не слишком-то бравый. На шинель и шапку налипли пожухлые листья и снег.

— Вспомнил! — не сводя глаз с капитана, воскликнул радостно Дима. — Филимоновна тут силосную яму устроила и сваливает всякий мусор из сада.

— Кому силосная яма, а кто через это чуть не погиб, — мрачно отреагировал на сообщение Алексей Борисович. — Указатели в таких случаях надо ставить. Особо когда зима. Я как туда ухнул, вообще душа в пятки ушла. Запросто перелом ноги мог произойти.



— Давайте мы вам поможем, — начали в Шесть рук отряхивать капитана ребята.

Приняв относительно презентабельный Вид, Алексей Борисович зажег фонарик Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО и вновь двинулся вдоль забора.

— Е-мое, — пробормотал он чуть погодя. — След-то совсем засыпало.

Следов грабителя теперь и впрямь уже не было видно.

А снег все продолжал идти.

— Чего ж делать-то? — озирался в растерянности по сторонам капитан. — У меня даже точно в сознании не зафиксировалось, на каком участке забора след оборвался. И еще это внезапное падение в яму.

— Я помню, где обрывались следы, — ответил с уверенным видом Петька.

— Ну, ты даешь, — с уважением поглядел на него капитан Шмельков. — Показывай.

Петька повел всю компанию вдоль забора налево.

— Здесь, — резко остановился он. — Видите?

Он поднял голову. Остальные проследили за его Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО взглядом. Чуть ниже ряда колючей проволоки из доски торчал погнутый ржавый гвоздь.

— Не ошибаешься? — покосился с сомнением капитан на Петьку.

— Абсолютно точно, — покачал тот головой. — Я еще, когда мы сюда первый раз подошли, пытался понять, не перелез ли грабитель через забор. Ну и запомнил, что под колючей проволокой гвоздь торчит.

— И молодец, что запомнил, — похвалил Алексей Борисович.

Он осветил фонариком снег. Там возле самых досок еще явственно виднелся отпечаток тупого мыска — все, что оставила метель от следов грабителя.

— Место установили. Но что это нам дает? — начал мыслить вслух капитан Шмельков. — А ни фига не дает, — махнул он в отчаянии Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО рукой. — Только еще один висяк.

— Какой висяк? — не поняла Маша.

— Тихо ты! — шепнул ей в самое ухо Петька. — Не сбивай его.

Маша умолкла, капитан, к счастью, слов ее не расслышал и продолжал мыслить вслух.

— У нас уж и так в отделении два висяка по поводу краж в этой местности. У одного бизнесмена «линкольн» новый угнали, пока он на даче в своей личной сауне парился. С концами машина исчезла. А у кинорежиссера Дорожкина целый зверинец исчез.

— Как зверинец? — не выдержал Петька.

— Обыкновенно, — уже вовсю разошелся Алексей Борисович. — Попугая редкого, крокодила живого взрослого и целый аквариум с пираньями — все Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО увели.

— На каждую вещь свой охотник есть, — философски заметил Дима. — Думаю, наверняка по наводке работали.

Петька украдкой хмыкнул. Похоже, криминальная жизнь в окрестностях Красных Гор била ключом.

Капитан умолк. И начал вновь с растерянным видом прохаживаться взад-вперед вдоль забора.

— Может, грабитель под забором пролез? —

подал идею Дима.

— Пролезешь тут, — тут же отверг его версию Петька. — Забыл, что ли, как Филимоновна прошлым летом забор укрепила?

— Верно! — засмеялась Маша. — Тут теперь точно никому не пролезть.

Когда в июне прошлого года Красные Горы потрясла весть о первом за многие годы преступлении, домработница-снайпер всерьез озаботилась судьбою любимой хозяйки. Она призвала из Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО деревни двух своих великовозрастных племянников Юрку и Борьку, и те под ее руководством всего лишь за день обнесли огромный участок Ковровой-Водкиной колючей проволокой. Словом, как сказала тогда Настя, осталось только ток по колючей проволоке провести.

Это сейчас и рассказали наперебой друзья капитану Шмелькову.

— А вообще-то у этой старухи Водкиной с ее Филимоновной голова в порядке? — с надеждой посмотрел на друзей Алексей Борисович.

— Вообще не всегда, — честно ответил Петька. — Но шкатулка у нее точно на камине стояла.

— Беда, — с досадой поморщился Шмельков. — Если шкатулка была и факт сигнала о краже имеется, хочешь — не хочешь придется заводить дело.

Алексея Борисовича такая перспектива Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО очень расстроила. Чтобы хоть как-нибудь разрядиться, он изо всей силы врезал рукою в перчатке по самому центру забора. Доска как-то странно клацнула.

— Ишь ты! — уставился на забор капитан. Не успели еще ребята сообразить, что к чему, как Шмельков отодвинул доску в сторону. В заборе образовался широкий лаз.

— Вот вам и вся загадка, — пробормотал Алексей Борисович. — Он доску внизу оторвал, и прощайте.

Димка просунул голову сквозь лаз. Шмельков светил фонарем на снег. За забором виднелась часть еще одного, уже изрядно припорошенного метелью следа. Дальше шла тропинка к магазину. Все четверо разочарованно на нее уставились. Даже если Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО она сейчас не была бы запорошена свежим снегом, проследить по ней путь преступника не представлялось возможным. Этой дорогой ходили в магазин жители всех близлежащих дач.

— Ладно, — сказал Шмельков. — Хоть одной загадкой меньше. Пойду еще раз в доме осмотрю. Может, хоть там какая-то ясность возникнет.

В прихожей дома Ковровой-Водкиной они столкнулись с Иваном Степановичем. Путь сторожа Красных Гор лежал в противоположном направлении. Он уверенно двигался к выходу.

— Уже уходишь, Степаныч? — с явной завистью покосился на него капитан Шмельков.

— Вынужден из-за промоченных ног, — отвечал бывший заслуженный работник органов правопорядка. — Мне сейчас одолжили теплые носки второго покойного мужа хозяйки Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО. Но от ботинок все равно идет холод, и есть опасность здоровью. А на мне как-никак весь поселок.

— Ладно, — зевнул Алексей Борисович. — Я к тебе завтра утром зайду. Потолкуем.

— Это уж обязательно, — с важностью согласился Степаныч. — Ну, бывай.

И, пройдя мимо ребят с таким видом, точно их тут «вообще не стояло», он отбыл к своему сторожевому пункту и к супруге Надежде Денисовне.

Коврова-Водкина, напичканная валокордином, валидолом, настойкой пустырника и каплями Вотчела, сидела в столовой, где ее поили чаем и развлекали беседами Татьяна Филимоновна и Анна Константиновна.

— Нашли бесценную шкатулку? — требовательно воззрилась она на капитана Шмелькова.

— Ради Бога Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО, скажите, что скоро найдете, — шепнула ему Анна Константиновна.

— Скоро найдем. Мы на верном пути, — послушно соврал слабым голосом капитан Шмельков. После сегодняшнего дежурства и суматошной ночи он уже едва держался на ногах.

— Прекрасно, молодой человек, — свысока похвалила хозяйка дачи. — Прошу только помнить: вам доверено дело международной важности.

— Вы мне хоть объясните, что в шкатулке было, — попытался выяснить капитан
Шмельков. ,

— Я ничего не забыла! — бодро отозвалась Коврова-Водкина. — Даже и не надейтесь, юноша. Всю жизнь свою помню. Как на ладони. А в особенности счастье совместных лет с незабвенным моим покойным Вадимом Леонардовичем.

— Да я... — пробовал оправдаться капитан.

— Лучше слушайте, молодой человек! — сверкнула глазами Наталья Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО Владимировна. Капитан послушно умолк. Он вспомнил, что дома, в деревне Барки, его ожидает жена с , вкусным новогодним ужином. И детишки, наверное, уже скоро проснутся, с тоскою (взглянув на часы, подумал он.

— Мой второй муж, Вадим Леонардович (Водкин, был величайшим светилом медицины, — продолжала хозяйка дома. — Из люб-1ви к нему я даже взяла двойную фамилию. Тем более что ему я обязана поздним даром |небес.

— Какой дар небес? — решил перебить [Коврову-Водкину капитан.

— Моя драгоценная дочь Светлана! — с [пафосом отвечала хозяйка дома.

Ребята разом фыркнули. Светлана жила московской квартире матери. На дачу наезжала лишь раз в месяц. И Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО в конце почти каждого визита мать ей устраивала бурные скандалы. На расстоянии она, однако, дочь очень любила.

— А в этой шкатулке конкретно что содержалось? — тщетно стремился к ясности Шмельков.

— Я же вам говорю, — начала раздражаться Коврова-Водкина. — Там фамильное наследив моего незабвенного Вадима Леонардовича!

— Наследие тоже бывает разное, — логично заметил Шмельков.

— Там было все наследие! — резанула ладонью воздух Коврова-Водкина. — И оно бесценно для мира!

Капитан Шмельков озадаченно поскреб затылок. Затем с сосредоточенным видом извлек из волос прошлогодний репей.

— Драгоценности, что ли? — наконец решил уточнить он.

— О, молодежь! — воскликнула хозяйка дома. — Да будет вам, юноша, известно: есть ценности превыше золота и Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО бриллиантов!

Капитан Шмельков растерянно хмыкнул. Ребята переглянулись. Они уже знали: когда старуха Коврова-Водкина впадает в подобное состояние, добиться от нее чего-нибудь путного невозможно.

— Знаете, Алексей Борисович, мы, пожалуй, пойдем, — зевнула Анна Константиновна. — С ней сейчас говорить все равно бесполезно. Возраст, — добавила она едва слышным сочувственным шепотом. — Пойдемте, ребята. Спать пора.

Дима и Маша уже едва не падали от усталости и впечатлений.

— Петька, пойдем к нам ночевать, — предложили близнецы, натягивая теплые куртки.

— Нет, — покачал головой тот. — Як себе. Вдруг на даче что-то случится?

Родители Петьки уехали. Он в эти каникулы жил на даче один. А Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО Анна Константиновна кормила его и присматривала.

— Тогда ждем тебя утром к завтраку, — сказали ему на прощание Дима и Маша.

— Знаете, лучше позавтракайте и сразу |ко мне, — многозначительно посмотрел на

друзей Петька. — И вот еще что, — пользуясь тем, что Анна Константиновна в это

время прощалась с Ковровой-Водкиной, оторвал он в сторону Диму. — Попытайтесь узнать у бабушки, что было в этой шкатулке. [Наверняка она знает.

— Заметано, — кивнул головой Дима. — Ты тоже тут не зевай.

— Спокуха, — солидно ответил Петька. Анна Константиновна и внуки ушли.

— Давай, Владимировна, спать уложу, — скомандовала Ковровой-Водкиной домработница.

Та с готовностью поднялась из кресла. Ночное происшествие ее тоже порядком вымотало.

— Мне бы Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО еще все тут осмотреть, — робко обратился к хозяйке дома Шмельков.

— Нет, смерть моя им была вряд ли нужна, — вновь перестала слышать Наталья Владимировна. — Думаю, они стремились только похитить шкатулку с семейным наследием.

— Смотри, капитан, все, что нужно, — подтолкнула Татьяна Филимоновна хозяйку двери в спальню. Шмельков первым делом подошел к распахнутому окну. Петька, стараясь не привлекать к себе внимания, следовал за ним по пятам.

— Факт проникновения интересный, — чуть погодя проворчал Алексей Борисович. — Видишь? Шпингалеты целы. Словно бы кто-то к приходу преступника все заранее подготовил.

— То есть вы хотите сказать, что окно заранее было открыто? — пересохло у Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО Петьки во рту от волнения.

— Именно, — подтвердил Алексей Борисович. — Снаружи шпингалет никак не открыть. Во всяком случае, без нарушения целостности стекла. А стекла, как видишь, целы. Слушай, — вдруг насторожился капитан. — А ты почему не уходишь? Посторонним вообще не положено.

— Но мы же сегодня все время вместе, — возразил Петька. — Ив лес вы нас с собой брали. Тем более я вам помочь с осмотром могу. Я хорошо помню, что где в гостиной обычно стоит и лежит.

— Ну, если поможешь, — сдался Шмельков. Ему очень хотелось быстрее вернуться домой. И он надеялся, что с помощью Петьки оперативней произведет осмотр. — Тогда давай, я тут с окном Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО закончу, — повернулся он к Петьке, — а ты посмотри, нет ли еще каких-то пропаж? Только старайся пальцами ничего не хватать.

— Это я знаю, — кивнул головой мальчик. Он на минуту прикрыл глаза, чтобы сосредоточиться. Затем, внимательно осматривая каждую мелочь, принялся медленно мерить шагами гостиную. Все, кроме огромной шкатулки, вроде бы находилось на обычных местах. Хотя... Петька внимательно посмотрел на старинный столик карельской березы. Книги. Англо-русский словарь, который тут почему-то осел уже года два назад. Длинные ножницы. Телефонный аппарат. Серебряный обрезатель для сигар в виде собачьей головы. Им пользовался покойный муж Ковровой-Водкиной. Петька хорошо помнил его Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО: высокий толстый мужчина с седыми усами и вечной сигарой в зубах. Коврова-Водкина, разумеется, сигар не курила, но обрезалка так и осталась после смерти мужа лежать на столике. Теперь... Петька с удивлением уставился на пробел между привычными вещами. Ну конечно же...

— Алексей Борисович! — позвал он. — Скорее сюда. Еще две вещи пропали!


documentaejhugf.html
documentaejibqn.html
documentaejijav.html
documentaejiqld.html
documentaejixvl.html
Документ Глава III ДРУЗЬЯ БЕРУТСЯ ЗА ДЕЛО